Анастасия Янгирова (mexmatenok) wrote,
Анастасия Янгирова
mexmatenok

Categories:

Вяленький цветочек – День 7

Начало повествования
(ссылки на остальные главы находятся в самом конце первого поста)

Спала на софе такой мягкости, что вся кровь утекла в самую тяжёлую часть тела после той, которая лежит на подушке. Врач, конечно, сказала, чтобы я ноги держала повыше, когда сплю (чтобы отёк прошёл), но не выше головы, думаю. Несколько раз просыпалась в ночи и вставала, нагоняя кровь ко всем остальным частям тела. ツ Дивана такой мягкости я ещё не встречала!

Глядя на течение реки Liard, которая, если верить рекламной карте, через 200-250 км впадает в Маккензи, и на ногу, отёк с которой и не думал сходить, я в очередной раз хотела прыгнуть в лодку и сплавиться прямиком до Маккензи, но всё же решила ехать в седле до последнего – показалось, что так будет быстрее. Но нет. Показалось.

"По сколько километров делаешь в день?" – самый глупый вопрос, который только можно задать велосипедисту. Если позавчера это было 97 км, то сегодня только 34, и виной всему ветер… Он поднялся в ночи и норовил сорвать крышу дома Сьюзан. А на утро не стих ни на йоту! Но делать в Форте Лиард было нечего, и я тронулась в путь. Первые 5 км из города: 2 по прямой, а дальше круто вверх. Ещё и солнышко выглянуло! Пришлось даже спешиться, потолкать велосипед и снять всю тёплую одёжку. В общем, если захотите заглянуть в Форт Лиард, хорошенько подумайте. ツ

На вершине холма меня ждал резкий поворот на север – как раз навстречу этому неугомонному ветру.

Иногда боль в ноге была такой сильной, что хотелось подпевать волкам. Особенно начинать движение, отталкиваясь ею от земли, было трудно. Но ехать можно. Главное без резких движений, что с порывами ветра делать непросто. Однако пила пока только антибиотики, от обезболивающих воздерживалась. Терпела. Вдруг потом ещё хуже будет?! ツ

На берегу реки расположилась целая деревня, однако ни карта, ни навигатор не знали о её существовании. Впрочем, и сама деревня оказалось призраком – ни единого звука, кроме ревущего ветра, в районе неё зафиксировано не было.

До реки ещё можно было ехать, а потом начался ад: ветер начал гнуть деревья к земле.

Он прибил велосипед к земле и никак не давал поднять его обратно. На одометре красовались позорные цифры "1" и "8" и, ко всему своему сожалению, именно в таком порядке…

Подняв велосипед, я продолжила пробираться в самое сердце аэродинамической трубы, коей являлась дорога в лесной чаще, только на этот раз на ощупь: я въехала в тучу. Вместе с пеленой повеяло и холодом. Велосипед облокотить было некуда, а ветер вновь и вновь порывал повалить его на землю.

Прыгая вокруг велосипеда и придерживая его как минимум одной частью тела, я начала утепляться: уже под дождём натянула флиску под дождевик и непромокаемые штаны поверх уже промокших бриджей. Даже обновила непромокаемые носки и перчатки! Насчёт непромокаемости перчаток ничего сказать не могу, поскольку руки в них сунула уже мокрые (но за время нахождения внутри они мокрее не стали), а вот носки сработали на все 100 – ноги внутри остались сухими до самого вечера!
Ветер усилился, дождь начал стелиться по земле. Я в своей ветронепроницаемой непродуваемой защите превратилась в парус и уже с трудом не только ехала, но и шла!


Фото сделано ещё до бури

Двигалась под дождём. Глаза заливало, по лицу тёк ручей, видимость – околонулевая. Назад практически не смотрела – стоило обернуться, как тут же теряла равновесие и падала на больную ногу. А оглядываться бы надо было: в такую погоду шорохи не слышны, так что всматриваться в кусты надо особенно внимательно! Но как?! При такой-то видимости…

Спустившись с горочки в очередной овраг на скорости в 6 км/ч, я увидала боковую грунтовку и свернула на неё. Виляющая по лесу стометровая грунтовка привела меня к прекрасному озеру: лишь по пляшущим верхушкам высоких елей было понятно, что ветер и не собирался стихать. Появилось желание заночевать прямо тут, но было не многим больше полудня! Передохнув и подкрепившись, я вернулась на дорогу. Только выехала на неё, как появилась первая за день машина. Внутри оказалась семейная пара, направляющаяся в свой загородный домик, который "right here" ["прямо тут"]. Эти 4 км я запомню надолго… Велосипед просто не ехал! Даже вниз!

После ручейка небольшой подъём – и вот я в гостях.

Припарковав велосипед, я тут же пошла к костру греться и сушиться. "А это твоя жёлтая палатка?" – вместо приветственных слов слышу я от суетящейся около костра хозяйки? "Да, а что?" – отвечаю я, думая, как она могла про неё узнать, если палатка едет в гермомешке внутри рюкзака. "Мы видели позавчера твою палатку недалеко от дороги, а в ста метрах от неё – чёрного медведя," – будто бы читая мои мысли, говорит Celine. Это был тот самый день, когда я проехала 97 км, остановившись практически на грунтовке рядом с шоссе, поскольку иных мест не было, и впервые осознала масштаб опухоли на ноге. Тот самый день, когда молодая подвыпившая пара угостила меня жареным мясом, которое я решила отведать на ужин. И дело было около 11 вечера – как раз, когда я ужинала недалеко от палатки, в 50 метрах от медведя… Эту историю потом рассказал и её муж, Leon, когда вышел на чай из дома.


Фото сделано уже следующим утром

Leon и Celine уехали из города на выходные, т.к. надвигался национальный праздник (День Канады), а значит, улицы снова заполонятся пьяницами. Да что там улицы?! Дом тоже – с ними живёт их взрослый сын. Который очень талантлив, но от скуки тоже пьёт.


На следующее утро Celine подарила мне ручку, которую вырезал из дерева её сын

Celine тоже рукодельничает.

Она плетёт корзинки. Ничего удивительного, думаете вы? Я тоже так думала, пока не узнала, чем она их вышивает.

Иглами дикобраза!

Причём иглы служат не иголками, а… нитками! Иголкой служит обычное шило. Никогда бы не поверила, если бы не потрогала их сама. Иголки вымачивают (не знаю, в чём), чтобы они стали мягкими, а потом красят. Все материалы Celine собирает сама, ничего не покупает. С собой всегда возит целый контейнер материалов, внутри которого можно найти шаблоны и лекала всех узоров и размеров! Корзинки Celine плетёт круглосуточно, делая их на заказ для местных. И, как я поняла, она очень известная в северных кругах мастерица. Научилась этому ремеслу у матери мужа.

Муж тоже занимается традиционным индейским делом – он охотник. На лосей. Говорит, их так много, что и в лес ходить не надо! Сидишь в своём загородном домике с ружьём, а они сами приходят! Но бизонов всё же больше. Правда, их мясо никто не любит (даже медведи), поэтому на них никто не охотится. Вот они и плодятся. Правда, я ещё ни одного тут не видела. Только сурок жирный сегодня по пути попался. Но и он, несмотря на свои размеры, юрко скрылся в придорожной норке.

До самого вечера я просидела под навесом у костра – общалась с Celine и грелась у огня. Часов в 8 вечера выглянуло солнце, правда всего на часик, и лес снова накрыла мрачная пелена.

Вечером гостеприимные индейцы угостили горячей похлёбкой: помимо мяса в нём плавали картошка, макароны, рис и немного овощей типа морковки и цветной капусты. А переночевать разрешили в старом трейлере. Он, правда, неотапливаемый, но мне многого и не надо: защита от дождя, ветра и зверушек. Кстати, в 10 км отсюда часто видят рысей. Поэтому на мою фразу "ну, я ещё хотя бы километров 10 за сегодня проеду", мне предложили альтернативу – трейлер.

Селин 64 года, её мужу Леону – 68. А ещё у них есть Медведь (Bear) – маленькая собачка. Все бы мишки были такими мимимишками! ツ

День восьмой >>>

Tags: Канада, Северная Америка, велопоход, одиночный поход
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments