Анастасия Янгирова (mexmatenok) wrote,
Анастасия Янгирова
mexmatenok

Categories:

Африка. Часть VII - Килиманджаро

Наступил “день Х”. Как видно по карте ниже, целые паровозики, стартовавшие в деревнях Мачаме, Шира, Марангу и Ронгаи (Мвека используется только для спуска), встречаются в Gillman's Point и огромным составом приходят на конечную станцию Ухуру (Uhuru Peak) с восточной стороны Килиманджаро. И только отдельные вагончики выбирают для штурма короткий, но опасный западный путь Умбве. Этими вагончиками были мы: я, Моши и Пилато.


Вооружившись налобными фонариками и термосами с горячей водой, мы двинулись в путь. Вышли, как и планировали, через час после полуночи. На вершину вся команда, естественно, не поднимается – идёт только гид, а повар и носильщики обходят вершину по южному склону и спускаются в лагерь следующей ночёвки. Но Моши взял себе помощника по имени Пилато, чтобы если что-то случится с любым из нас, двое других были на подхвате. На других маршрутах такая подстраховка не нужна: в случае непредвиденных обстоятельств кто-нибудь из проходящего мимо паровозика обязательно поможет! И это чистая правда – об этом я расскажу в главе про сафари. А здесь надеяться на внешнюю помощь не стоило, поэтому Моши и взял с собой Пилато.

Western Breach, что в дословном переводе означает “западный пролом”, – это небольшая пробоина в кратере вулкана, образованная при последнем извержении вытекающей лавой. Но вследствие таяния ледников участок пути между нашим штурмовым лагерем Lava Tower (4650 м) и промежуточной точкой Arrow Glacier (4900 м) “ожил”: годами лежавшая крупнокаменистая порода начала осыпаться, что в 2006 году привело к гибели трёх американских туристов. В отличие от Эвереста, все склоны которого хранят в себе сотни погибших тел, но по-прежнему доступны для покорения, лагерь у лавовой башни моментально закрыли, оставив единственную возможность штурмовать вершину через более пологий и безопасный восточный склон. Но через пару лет активность осыпи значительно уменьшилась, поэтому строгий запрет на восхождение по “западному пролому” отменили, возложив все опасности, связанные с природными катаклизмами, на головы самих туристов. Именно поэтому на этот маршрут так сложно найти гида, ведь далеко не каждый соглашается на такой экстрим!

Вдоволь наигравшись с облаками с момента нашей первой встречи у подножья горы, ветер устроил себе выходной, расчистив ночное небо, которое поспешило надеть свой самый праздничный наряд из миллиардов звёзд! Хотелось протянуть руку и снять парочку гирлянд, чтобы хоть как-то помочь фонарикам осветить склон и найти дорогу, ведь самый сложный участок пути проходил в абсолютной темноте! Мы трое шли вовсе не стройным рядом, а штурмовали склон параллельно – так с большей вероятностью можно было найти выход наверх.)) Никаких протоптанных дорожек или табличек с надписями, куда идти дальше, тут не было. Лишь добрые предшественники оставляли после себя следы в виде выложенных друг на друга нескольких камней, тем самым давая понять, что мы на верном пути. Именно эти указатели мы и пытались найти, растянувшись в ширину склона. В один момент меня ребята даже потеряли – я скрылась за огромным валуном и аккуратно, светя только под ноги, шла по кромке какого-то водопада. А шум стекающей воды заглушал голоса ребят, окликивающих меня по другую сторону камня. Но в конце концов все три наших независимых пути встретились у очередного знака в виде стопки аккуратно сложенных друг на друга камней.

Мы шли всё выше и выше: звёзды становились крупнее и ярче, но вершина по-прежнему уходила далеко в небо…

К сожалению, не все указатели сохранили свой первоначальный вид. Подходя к очередной развалившейся стопке камней, мы невольно вспоминали истории о том, что склон живёт своей жизнью, и сидеть, мирно выжидая очередных покорителей вулкана, не собирается! В результате мы не только сами отыскивали дорогу, но и восстанавливали разрушенные суровыми климатическими условиями “указатели”.

Подъём действительно был сложным: сильный мороз, большая высота, крутой склон и абсолютная темнота давали о себе знать. Стоило зазеваться и чуть-чуть отклониться от вертикального восхождения, огибая очередной валун на пути, как одна из точек опоры тут же соскальзывала по склону бездонного обрыва, во тьме которого растворялся тонкий луч света фонарика. Даже при низком уровня кислорода, требуемого для стабильной работы организма, мой мозг продолжал функционировать, контролируя на каждом шаге выполнение главного скалолазного правила “трёх точек опоры”: я покрепче обхватила валун руками, и, подтянувшись, благополучно скатилась по другую сторону камня.

От первого, самого сложного отрезка пути, у меня остались только  яркие воспоминания на всю жизнь и десятисекундный ролик о ночном восхождении с хрустящим под ногами снегом и бегающим туда-сюда бледным лучиком фонаря.)))

Большие снега старались обходить стороной – никто не знает, насколько плотный снег под ногами. Но всё же в редких случаях приходилось пересекать неизведанные снежные полянки, ибо других путей не было. Так и в этот раз, на подходе к Arrow Glacier, известному в русскоязычной литературе как “Стреловидный ледник”. До выхода к “устью” ледника нам оставалась какая-то сотня метров! Но по бокам шли лишь огромные обрывы, так что лезть через них было совсем не вариантом. Пришлось довериться рассказам бывалых путешественников, утверждающим, что склон Кили сплошной и никаких расщелин под снегом, куда можно провалиться, нет. И мы полезли вверх по склону. Кошек, естественно, ни у кого не было – ведь маршрут не предполагал карабканье по льду! Поэтому единственным способом забраться по эту крутому скользкому отрезку пути было самостоятельное прокладывание “лесенки”: тяжёлым острым камнем мы по очереди выдалбливали во льду ступеньки, с каждым шагом продвигаясь всё выше и выше.

Благополучно добравшись до Arrow Glacier Camp (4980 м), мы передохнули. Блуждание по склону в поисках выхода к “стреловидному леднику” отняло много времени и сил, а ведь оставалось ещё больше половины пути! Небо искрилось мерцающими звёздами! Они казались такими близкими! Гораздо ближе, чем вырисовывающаяся на горизонте заветная вершина…

От кемпинга Arrow Glacier, до недавнего времени ещё одним штурмовым лагерем, дорога уходила круто вверх, где спустя пару часов мы и встретили рассвет.

С мыслью о паровозике, который уже полным составом должен был добраться до пика Ухуру и повернуть назад, я продолжила путь наверх – теперь-то уж точно на вершине к моему приходу не будет ни одной живой души! Осталось только дойти… Здесь уже не было тех обрывов, которые встречались ниже Arrow Glacier Camp, но склон стал круче раза в полтора, а потом и вовсе перешёл в отвесную стену.

Эта часть стены не требует специального снаряжения, особой технической подготовки или навыков лазанья по скалам: она представляет собой обычную “лестницу” естественного происхождения с полуметровыми узкими ступенями. Всё было бы ничего, если бы не нехватка кислорода: появилась одышка, и преодоление каждой новой ступеньки превращалось в серьёзное испытание. Моши с Пилато тоже было не просто, но они постоянно подбадривали меня, с трудом выдавливая из себя: “Twende-twende, dada!” Что означало: “Go-go, sister” или “Давай-давай, сестрёнка!” Как только рассвело, я увидела, что Пилато идёт без перчаток, которые, как он утверждал, оставил в штурмовом лагере. Хотя на улице было не выше 15 градусов мороза, а по склону гулял сильный холодный ветер! В темноте мы все шли порознь, поэтому отсутствие перчаток я заметила лишь на рассвете и тут же поделилась с ним своим запасным комплектом. Жаль, что со мной никто не поделился балаклавой, роль которой должна была исполнять оставшаяся лежать дома (на самом видном месте!) моя флисовая buff-бандана, о чём я буду ещё долго жалеть…

А ещё спустя некоторое время мы наконец-таки выбрались в кратер.

Эта пятиметровая прогалина за моей спиной и есть тот самый “западный пролом”, через который вытекала лава при последнем извержении вулкана. Искать этот “вход” на двух-трёх километровое в диаметре плато на вершине вулкана – всё равно, что искать иголку в стоге сена! Но мы её нашли! :) Правда на этом моя радость быстро закончилась, ведь войдя через эти ворота в кратер, я поняла, что это ещё не конец: в полукилометре от нас возвышалась ещё одна гора высотой 200-300 метров, где, как подсказывала мне уже слабо работающая голова, и находится пик Ухуру…

Пройдя вдоль большого ледника под названием Furtwangler Glacier, кусочка той снежной шляпы, что накрывала Кили столетием ранее, мы совершили свой последний рывок.

Экономя кислород, который был так необходим для снабжения энергией всё ещё продолжающих сложную физическую работу мышц, мозг перестал реагировать на всё окружающее на эмоциональном уровне. Помню, что было очень тяжело идти: солнце отражалось от поверхности склона и слепило глаза, размывая очертанья заветной вершины, а ноги по колено проваливались в сугробах, которые с трудом отпускали их из своего снежного плена. Подъём казался бесконечным, и с каждым шагом горизонт только отдалялся, плавясь с лучах ледяного солнца.

И вот после девяти часов подъёма “день Х” с символической датой 20.12.2012 приближался к своей кульминации. Мы вылезли на хребет кратера вулкана, где уже виднелись развевающиеся на ветру флажки, приветствующие всех на самой высокой точке Африки – пике Ухуру (5895 м)!

Как и предполагалось ранее, в кратере не было ни души! На неведомо откуда взявшемся миллион первом “втором дыхании” я в течение получаса бегала по вершине, увековечивая этот день на плёнку флешку фото- и видеокамер, сделав ещё один памятный снимок, который хорошо вписался на стены кухни офиса, аккурат между новоиспечённым “лицом компании” и появившемся в день космонавтики Нилом Армстронгом с флагом компании на поверхности луны. Правда, в отличие от последнего, фотошопить ничего не пришлось.)))

Последнее, что я помню – это большую кучу снега ледника Southern Icefield, после которой мы начали долгожданный спуск.

Пройдя мимо ещё одного большого указателя Stella Point (5739 м), дорога приняла резкое направление вниз. Траверсируя крутой южный склон кратера по маршруту Mweka Route, мы стремительно покидали высоту.

Все 4 часа спуска у меня проходили на автопилоте. Помню, как мы добрались до кемпинга Barrafu Hut (4600 м). Завидев огромный палаточный лагерь издалека, я сказала Моши, что останусь ночевать в нём. Он начал меня всячески отговаривать, сообщая, что надо сбросить высоту ещё больше, и тем более, остальные члены команды ждали нас в другом лагере. Но силы мои совсем кончились, кислорода не хватало, и всю обратную дорогу меня жутко клонило в сон. В самом лагере у меня с Моши состоялся очень весёлый разговор, как у ребёнка с мамой, который стоит у витрины магазина и просит купить ему машинку.))) Абсолютно ничего не соображая, у меня был готов ответ на любое его “но”. Он говорил, что у меня с собой нет палатки – где я буду ночевать?! Что-что, а уж в этом деле я не пропаду: я отвечала, что тут сотня палаток и огромный домик рейнджеров – неужели никто не пустит меня на одну ночь к себе?! Он начал говорить, что я замёрзну без спальника. Но ведь он не знал, что у меня в рюкзаке с собой было спасательное одеяло!)) Я всячески пыталась отмазаться от ещё двух часов дальнейшего спуска и остаться в Barrafu Hut, но пришлось собраться духом, умыться ледяной водой, снова включить автопилот и продолжить путь.

Как он и обещал, через пару часов мы оказались в Millenium Camp (3820 м), что по высоте соответствовало нашей второй ночёвке. Этот лагерь так же, находился в высокогорной пустыне. Мысль была только одна: побыстрее добраться до “дома” и, восстанавливая силы, рухнуть спать. Сама себе поражаюсь, как даже на включённом автопилоте я могу думать о таких организационных вещах, как регистрация, не говоря уже о номере загранпаспорта, который надо туда вписывать! А ведь я на него смотрела до этого всего два раза: на входе в парк и в лагере Barranco.)) Я сразу предупредила Моши, что если тут нужно отметиться, то я должна добраться до этого места раньше, чем до палатки, ибо из последней я уже ни за какие пряники не вылезу!

Пройдя быструю регистрацию, мы продолжили спуск, где в сааааамом низу лагеря я заметила родную палатку, забралась внутрь, развернула спальник и уснула поверх него. Пятнадцатичасовой физически активный и насыщенный незабываемыми событиями день благополучно завершился.


P.s.: единственная во всём отчёте чужая картинка, но уж слишком хорошо она отражает моё состояние в тот вечер))

См также:
Африка. По следам Айболита
Африка. Часть I - Подготовка
Африка. Часть II - Подготовка
Африка. Часть III - Дорога
Африка. Часть IV - Килиманджаро
Африка. Часть V - Килиманджаро
Африка. Часть VI - Килиманджаро
Африка. Часть VII - Килиманджаро
Африка. Часть VIII - Килиманджаро. Послесловие
Африка. Часть IX - Сафари
Африка. Часть X - Сафари
Африка. Часть XI - Велосипедная
Африка. Часть XII - Велосипедная
Африка. Часть XIII - Велосипедная
Африка. Часть XIV - Велосипедная
Африка. Часть XV - Велосипедная
Африка. Часть XVI - Велосипедная
Африка. Часть XVII - Велосипедная ("кульминация")
Африка. Часть XVIII - Велосипедная
Африка. Часть XIX - Велосипедная
Африка. Часть XX - Велосипедная
Африка. Часть XXI - Занзибар
Африка. Часть XXII - Велосипедная (по Занзибару)
Африка. Часть XXIII - Домой
Африка. Часть XXIV - Итоги
Африка. Часть XXV - Краткая техническая информация
Фотографии в полном размере доступны тут.
И напоследок: небольшой ролик о поездке на youtube!
Tags: Африка, Килиманджаро, Танзания, поход
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments